Разделы
Как российские и швейцарские трейдеры выкачивали нефть из Конго

НКО Public Eye раскрыла подробности коррупционной системы, которую сформировала швейцарская компания Gunvor для экспорта нефти из Конго.

Того факта, что мать лабрадора Геннадия Тимченко — собака Владимира Путина, недостаточно для подтверждения близких связей между ними. Кроме того, сам российско-финский олигарх долгое время старательно отрицал принадлежность к окружению президента России. В Вашингтоне же посчитали иначе, внеся его в 2014 году в санкционный список, куда угодили все соратники Путина. Как бы то ни было, к тому моменту баснословно богатый основатель Gunvor (четвертый по величине в мире трейдер на рынке сырья), который сколотил состояние на российской нефти и искал новые возможности в Африке, наверное, сам предоставил лучшее подтверждение связей с президентом России.


Не добившись поставленных целей в Анголе, Кот-д'Ивуаре и Нигерии, Геннадий Тимченко обратил свой взор на Республику Конго. Как ему удалось убедить Дени Сассу-Нгессо и его клан, который оказался в центре нескольких антикоррупционных расследований, доверить ему экспорт нефти? Все дело в том, что он пообещал им открыть для них двери Кремля.


Первый контракт был подписан в июне 2010 года, а в январе 2011 года за ним последовал второй. В 2011 году более 20% прибыли компании Геннадия Тимченко (37,9 миллиона долларов) поступало от деятельности в Конго. Кстати говоря, он сдержал свое обещание: год спустя Владимир Путин принял коллегу из Конго в Москве.


Тем не менее в стремлении наложить руку на нефтяные ресурсы Конго женевская компания использовала посредников с нелучшей репутацией и пустила в ход целый арсенал коррупционных практик. Именно об этом говорится в последнем докладе швейцарской организации Public Eye, который был обнародован 12 сентября под названием «Gunvor в Конго. Нефть, деньги и коррупция: приключения швейцарского трейдера в Браззавиле».


Наглядное подтверждение


«Деньги не пришли, куда нужно. Дени-Кристель почти ничего не получил». Андре — один из трех человек, которых сняли без их ведома весной 2014 года в неизвестном месте, напоминающем парижский ресторан. Он представляет интересы своего «брата» Дени-Кристеля Сассу-Нгессо, сына президента Конго, заместителя гендиректора национальной нефтекомпании SNPC и генерального директора единственного в стране нефтеперерабатывающего завода. Правоохранительные органы Франции, Португалии и США подозревают того в расхищении государственных средств. Напротив Андре сидит француз Бертран Г., финансовый директор Gunvor, который стремится возобновить работу в Конго, несмотря на начатое швейцарскими властями двумя годами ранее расследование. Рядом с ним находится один из нанятых фирмой посредников француз Оливье Базен (Olivier Bazin) по прозвищу «Полковник Марио». Это старый волк африканского бизнеса, который фигурировал в деле о корсиканском бандитизме и был осужден за отмывание денег.


«Мы выплачивали комиссионные и были уверены, что на уровне SNPC все пройдет, как нужно (…), что все по большей части пройдет и попадет к тому, кому следует», — говорит Бертран Г. Он предлагает перезапустить проект строительства нефтепровода, который должен быть доверен российской компании («чтобы не было совершенно никаких проблем») и финансироваться за счет продажи Gunvor нефти из Конго. «Так мы сможем купить всех, кого нужно, и решить вопрос с грузами», — уверяет он.


Не знавший о записи разговора представитель руководства Gunvor сам предоставил доказательство коррупционной деятельности компании в Конго. Видео этой конфиденциальной беседы было передано следствию, в результате чего в его адрес были выдвинуты обвинения в «подкупе иностранного государственного деятеля», а сам он был вынужден покинуть свой пост в конце 2014 года.


Скандал с Gunvor и швейцарское расследование


Дело в том, что двумя годами ранее Gunvor вылетел с конголезского рынка из-за начатого швейцарскими властями расследования. Все началось в конце 2011 года. Перед поглощением le Cr?dit suisse швейцарский банк Clariden Leu сообщил властям о подозрительных финансовых операциях с офшорными счетами четырех компаний.


Следствие было возбуждено в январе 2012 года по «подозрениям в отмывании денег» в отношении «неустановленных лиц». В скором времени органам удалось выяснить, что средства от этих компаний, которые были зарегистрированы на Мальте, Виргинских островах, в Великобритании и Белизе, шли троим сотрудникам и посредникам Gunvor, отправленным на завоевание рынка Конго.


Через эти счета прошло не меньше 31,9 миллиона долларов комиссионных от Gunvor. Все они были открыты Swiss Executive Finance (SEF), которой руководила бывшая сотрудница Clariden Leu, известная как специалист по непрозрачным финансовым операциям.


Часть подозрительных переводов прошла в период с февраля по сентябрь 2011 года и была направлена на счета зарегистрированных в Гонконге компаний, которые принадлежали осужденным за «финансовые преступления» и «связи с организованной преступностью» лицам, утверждается в служебном докладе le Cr?dit suisse. Допрошенный швейцарскими властями высокопоставленный представитель Gunvor впоследствии уточнил, что эти предположительно незаконные переводы его фирмы шли на оплату услуг руководства SNPC.


Замечены были и другие подозрительные переводы Gunvor на счета в Гонконге через SEF. Следы запутывало то, что средства проходили через литовский банк, а счетами получателей занимались эксперты по подставным структурам. Получатели платили немалые деньги за то, чтобы как можно эффективнее скрыть финансовые каналы. Как бы то ни было, в конечном итоге имена все же всплыли. В частности это коснулось Давида Бенуэша (David Benouaiche) и Эльяху Эльбаза, которым швейцарские власти вынесли обвинения в «отмывании денег».


Следствие продолжилось в Женеве и получило серьезное развитие весной 2017 года, когда сотрудник Gunvor Паскаль К. признал в правоохранительных органах коррупционные платежи и потребовал начала упрощенной процедуры по делу о «подкупе иностранных государственных деятелей». Этот родившийся в Демократической Республике Конго бельгиец подчеркивает, что действовал в качестве сотрудника фирмы, а не без ведома руководства, как утверждают Gunvor. В 2012 году компания подала иск на «предателя», которого обвиняют в получении комиссионных.


Методы завоевания рынка


За доступ к конголезской нефти боролись множество трейдеров. Gunvor пообещал доступ в Кремль, однако одного этого было бы недостаточно, чтобы заручиться поддержкой правящей семьи одной из самых бедных и коррумпированных стран мира.


Привлечь внимание Сассу-Нгессо Gunvor удалось главным образом благодаря усилиям тандема из французского интригана и влиятельного габонца. Первый, Жан-Марк Анри (Jean-Marc Henry), работал в сфере безопасности перед тем, как заняться поручениями Gunvor в Йемене и Судане. У него был доступ к бывшему министру финансов Конго Жильберу Ондонго и министру благоустройства Жану-Жаку Буйя, которые отметились причастностью к предположительно коррупционным контрактам. Второй, Максим Гандзион, известный в нефтяных кругах бизнесмен, был советником покойного президента Габона Омара Бонго, а сегодня является «специальным советником» Дени Сассу-Нгессо.


Оба они работали не на Gunvor, а на четыре оффшорных компании со счетами в банке Clariden Leu, которые использовались для перевода комиссионных. Они действовали в тесном сотрудничестве с двумя основателями Gunvor, в том числе Геннадием Тимченко, который лично отправился в Браззавиль для переговоров с президентом Конго, а затем вылетел в Москву, чтобы убедить Владимира Путина принять российско-конголезский договор о сотрудничестве. На борту его самолета отправился и Дени-Кристель Сассу-Нгессо, которого президент России принял вместе с министром Буйя и посредником Гандзионом.

Оказавшийся в изоляции на международной арене и экономически слабый режим Браззавиля не смог устоять перед таким искушением. Он испытывал недостаток средств и потребовал предоплаты по поставкам нефти. В этом плане швейцарская компания вновь смогла обойти конкурентов. Gunvor превратился в своеобразный банк без необходимости подчиняться стоящим перед конкурентами правилам и ограничениям. Причем сделал он это с помощью BNP Paribas, который частично финансировал эти займы. В общей сложности было подписано шесть договоров о предварительном финансировании на 125 миллионов долларов в период с января 2011 года по сентябрь 2012 года.


В Public Eye смогли ознакомиться с первым соглашением: «Чтобы получить транш в 125 миллионов долларов «на счет SNPC в Конго не более чем двумя или тремя переводами», конголезцы обязуются отправить три партии нефти (…). Погашение займа осуществляется из стоимости поставок нефти».


За баррель в то время давали более 100 долларов. В период с сентября 2010 года по январь 2012 года Gunvor получил без какого-либо тендера право на экспорт 22 партий конголезской нефти стоимостью в 2,2 миллиарда долларов. Операция оказалась чрезвычайно выгодной для компании, которая добилась для себя большей маржи, не считая прибыли с предварительного финансирования. Только вот полученные авансом в Конго 750 миллионов долларов не пошли на развитие нефтяного сектора, а были по большей части разворованы под прикрытием инфраструктурных контрактов.


После нефти — строительство


Посредники Gunvor Жан-Марк Анри и Максим Гандзион вновь взялись за дело. На этот раз они занялись продвижением интересов бразильской компании Asperbras, которая стремилась заполучить строительные контракты в Конго. Для этого она уполномочила португальца Жозэ Вейгу (Jos? Veiga), бывшего директора лиссабонского футбольного клуба «Бенфика», который оказался в центре целого ряда коррупционных скандалов в своей стране, а затем и в Африке.


Раз у него не было связей в Браззавиле, он решил заручиться услугами Гандзиона и Анри, которые получили в 2011 году почти 17 миллионов долларов. Гандзион представил его Дени-Кристелю Сассу-Нгессо. Кроме того, как и любому новичку в Браззавиле, Asperbras пришлось продемонстрировать щедрость: апартаменты и виллы для министров, десятки миллионов долларов комиссионных…


Интересы Gunvor и Asperbras совпадали. «Швейцарская компания предоставляла SNPC займы в сотни миллионов долларов, тогда как бразильское предприятие стремилось заполучить строительные контракты от конголезского правительства, — рассказывает старший следователь Public Eye Марк Гениа (Marc Gu?niat). — В обмен на определенную компенсацию Gunvor приложили усилия для того, чтобы Asperbras достались выгодные контракты».


Сотрудничество приняло договорной характер. Gunvor стал посредником для Asperbras, который заполучил в 2011 году первый правительственный заказ на строительство огромного промышленного комплекса в 80 километрах к северу от Браззавиля. Gunvor достался 21 миллион долларов комиссионных.


Только вот Asperbras ждало разочарование после того, как выяснилось, что компании предстоит самой обеспечить предварительное финансирование работ. Оба предприятия прекратили сотрудничество. Asperbras продолжил конголезскую авантюру и подписал множество контрактов на общую сумму в 1,5 миллиарда долларов. Жозэ Вейга получил 3% от этой суммы и принялся сорить деньгами в Майами и Португалии. Сейчас он является фигурантом португальского следствия и проходит в Швейцарии как предполагаемый взяткодатель, который перевел большие комиссионные на счета Анри и Гандзиона.


Успех Gunvor в Конго был недолгим, но очень прибыльным, как для самой компании, так и для посредников и руководства режима Браззавиля. Миллионы и даже миллиарды долларов были потрачены, перечислены и прикарманены в результате множества туманных операций. Этот показательный пример коррупционной деятельности западных предприятий в Африке так или иначе касается целого ряда крупных компаний.


С начала падения цен на нефть летом 2014 года управляемая кланом миллиардеров Республика Конго погрузилась в экономический кризис. Государственная казна опустела, и режим отчаянно ждет повышения цен или стабилизационной программы МВФ при том, что долг страны достигает 120% ВВП.


Геннадий Тимченко и Владимир Путин уже давно забыли о Браззавиле. О российско-конголезском проекте сотрудничества остались лишь далекие воспоминания. Теперь же дело берут в свои руки правоохранительные органы. Генеральный прокурор Швейцарии больше не собирается ограничиваться бывшими сотрудниками Gunvor: 11 сентября он заявил, что под следствием окажется и сама компания.


Просмотры: сегодня:2, всего:73

Выставки и конференции по рынку нефти, газа, топлива