Разделы Подписка на услуги Реклама на сайте
08.12.2017

Минсельхоз хочет стать хозяином леса

Но предприниматели выступают против идеи МСХ по ликвидации долгосрочной аренды в лесу. К двукратному увеличению себестоимости продукции деревообрабатывающих предприятий Восточного Казахстана (ВКО), их неконкурентоспособности, а также к резкому скачку коррупции приведут очередные инициативы руководства комитета лесного хозяйства и животного мира министерства сельского хозяйства. Об этом сообщили предприниматели в разговоре с abctv.kz. При этом на текущей неделе они встречались с представителями комитета в Усть-Каменогорске. Сами инициативы, которые были при встрече упомянуты, заключаются в ликвидации «долгосрочки» и возможной передаче всех видов рубок лесхозам, а лесхозов – из ведения областных акиматов под крыло этого комитета. Бизнесмены считают, что под намерениями чиновников, их риторикой о необходимости сохранения лесов для последующих поколений скрывается лоббирование определенных интересов. Жаркая зима для долгосрочников В 2003 году с принятием новой редакции Лесного кодекса РК в стране ввели институт долгосрочного лесопользования для заготовки древесины. Сейчас он действует в четырех областях – Восточно-Казахстанской, Акмолинской, Северо-Казахстанской, Костанайской. В ВКО изначально было 22 лесопользователя, которым передали участки в аренду сроком на 49 лет. Сейчас осталось 12 таких предприятий с общей численностью около тысячи работников. С остальными договоры аренды были расторгнуты либо добровольно, либо по решению судов, протесту прокуратуры – за нарушения законодательства. По данным руководителя управления леса и особо охраняемых территорий комитета лесного хозяйства и животного мира министерства сельского хозяйства Максата Елемесова, за лесопользователями в ВКО закреплены участки гослесфонда общей площадью в 791 тысячу гектаров, а возможный ежегодный объем по всем видам рубок составляет 496 тысяч кубометров. «В ВКО долгосрочники осваивают всего 15% от разрешенных объемов, – заявил он. – Причинами стали отсутствие у них техники, отдаленность лесосек, нехватка производственных мощностей для переработки получаемой древесины. Наши лесопользователи, за исключением ТОО «Мелисса» и ТОО «Фаворит», капиталовложений в переработку, наращивание мощностей не делают, хотя за последние пять лет заготовили и вывезли 342 тысячи кубометров древесины. Минимальный общий доход за это время составил порядка миллиарда тенге». По словам г-на Елемесова, лесопользователи не выполняют объем лесокультурных работ, план противопожарных мероприятий, превышают разрешенные объемы заготовленной древесины, не отражая это в бухгалтерии, допускают нарушения лесного законодательства и договорных обязательств. Впрочем, Максат Елемесов повторил недавний спич своего начальника – вице-премьера сельского хозяйства Ерлана Нысанбаева – на заседании правительства РК 21 октября, который первым предложил запретить институт долгосрочного лесопользования. Это уже вторая серьезная запретительная мера для лесопользователей только за последний год после введения моратория на все виды санитарных рубок в лесу. «Анализ показал низкую эффективность долгосрочного лесопользования в целом по Казахстану, не только в ВКО, – резюмировал Максат Елемесов. – Считаю целесообразным ввести запрет на долгосрочное лесопользование по заготовке древесины и передаче всех необходимых лесохозяйственных мероприятий, всех видов рубок государственным лесовладельцам – лесхозам. Субъекты бизнеса и предпринимательства будут приобретать лесоматериалы и лес непосредственно у лесхозов». Кто останется в лесу? Первый заместитель председателя комитета лесного хозяйства и животного мира МСХ Кайрат Устемиров немного понизил градус выступления подчиненного, упомянув, что их ведомство выходит «с предложением пересмотреть долгосрочное лесопользование», вместе с тем есть предложения о рассмотрении перехода на реализацию древесины с аукционов, передачи прав рубок лесхозам. «Вопрос стоит и в добросовестных лесопользователях, у которых есть производство, необходимо, чтобы оно не остановилось – в ВКО это ТОО «Фаворит» по выпуску фанеры, сейчас после пожара заработает «Мелисса» по производству OSB-плит», – добавил он. По словам г-на Устемирова, работающих сейчас в лесу долгосрочников и исполняющих договорные обязательства никто не выгонит, однако дал понять, что с каждым из них можно расторгнуть договоры из-за нарушений, которые можно найти у всех. «Все виды лесозаготовок нужно организовать под ведомством лесовладельцев, путем найма или специализированных бригад, через аукционы. На открытые рыночные торги нужно выставлять отведенные для рубок лесосеки. Самое главное, чтобы лесорубы не являлись собственниками материалов, собственником должно стать лесное учреждение», – выступил представитель казахского лесоустроительного предприятия Владимир Мандзюк. Владелец ТОО «Фаворит» Сергей Огнев возразил чиновникам, что многие цифры они подают однобоко. «В лесном хозяйстве ВКО наведен порядок. Может, и были незначительные незаконные рубки, но объемы неосвоенных лесосек, при этом разрешенных, больше», – говорит он. «Сегодня правительство дает под 6% кредиты по программам развития экономики, куда включена лесозаготовка и лесопереработка. Мы этим пользовались, – говорит Сергей Огнев. – «Фаворит» с 2004 по 2017 год увеличил стоимость основных средств в 20 раз. Сумма налогов за этот период увеличилась с 6 миллионов 300 тысяч до 30 миллионов. Но, если отменят институт долгосрочки, я один не смогу заготовить тот объем древесины, который потребляю. Если все передать лесхозам, то где они будут брать трудовые ресурсы, технику, как они будут поддерживать дисциплину трудовую, охрану труда?» Поднятый из руин завод Директор и владелец другого деревообрабатывающего предприятия – ТОО «Мелисса» – Александр Воробьев рассказал аbctv.kz, что инициативы комитета приведут к тому, что себестоимость сырья для производства OSB-плит, низкосортной осины, возрастет с пяти тысяч тенге за кубометр до 10 тысяч тенге и выше, вырастет цена на конечный продукт. «Сейчас у нас два лесничества в долгосрочной аренде. Мы только за счет того выигрываем, что себестоимость наших плит дешевле, чем российских. Поставляем их в Россию, Кыргызстан, Узбекистан, монголы ждут, когда мы запустимся, – говорит Александр Воробьев. – У нас на 100% импортозамещение из сырья, которое ежегодно в ВКО возможно заготавливать по 800 тысяч кубометров. Мы максимум готовим 100 тысяч. Акимат ВКО и СПК «Ертыс» вложили в восстановление и реконструкцию нашего завода 300 миллионов тенге, в конце января 2018 года мы начнем работать, увеличим производительность вдвое, а сырья нам не будет хватать. И мы опять остановимся. Аким ВКО пообещал, что даст нам еще два лесничества, и тогда мы на 80% сможем себя обеспечить сырьем. Сейчас 20% мы покупаем у ТОО «Кенес», других лесопользователей. Если сами все будем заготавливать – цена древесины вырастет». По мнению Александра Воробьева, в отличие от многих долгосрочников ему удалось открыть предприятие по переработке древесины. «Мелисса» – первое частное предприятие в области. «Мы очень медленно поднимались, а кому из предприятий четыре-пять лет, они только начали работать, – говорит он. – Ну и пусть у них старые трактора – они могут продукцию реализовать по низкой цене. Если купят американские трактора, то цена на древесину вырастет». По информации руководителя региональной ассоциации предприятий лесной, деревообрабатывающей и мебельной промышленности ВКО Виталия Чернецкого, большинство лесопользователей-долгосрочников выполняют договорные обязательства в полном объеме, в том числе делают противопожарные мероприятия, используемая ими техника соответствует установленным требованиям. Кроме того, не имели места и не подтверждены доводы комитетчиков о превышении объемов рубок, не отраженных в бухгалтерии. «Все долгосрочники продолжают ежегодно обновлять парк техники. Кроме них, никто более не строит лесные дороги, которыми пользуются и лесхозы, – отметил он. – Для обеспечения пожарной безопасности все предприятия приобрели спецтехнику и оборудование. По сведениям лесопользователей, они закупили машин, оборудования, станков на сумму около двух миллиардов тенге за счет собственных средств и банковских кредитов. Их незакрытые обязательства по кредитам перед БВУ составляют около 1,5 миллиарда тенге». Заместитель директора палаты предпринимателей ВКО Оксана Желякова отметила однозначную позицию своей организации – институт долгосрочников должен существовать. Такое же мнение у ветерана лесной промышленности Владимира Резанова. По его информации, чаще всего законодательство в лесу нарушают именно лесхозы. «Если все будет в руках лесхозов, выйдет сплошная коррупция. Лесхоз не может быть хозяином рубок. Его функция – охранять лес», – добавил он. Председатель профсоюза предпринимательства ВКО Галина Казанцева высказалась о порочности инициатив комитета о запрете в лесу долгосрочной аренды, и что они будут добиваться того, чтобы такие не были приняты на законодательном уровне. «Если отменят долгосрочную аренду, лесхоз будет владельцем древесины, то все кончится тем, от чего в ВКО ушли несколько лет назад: нужно будет идти в лесхоз, «откатить» сверху по тысяче-полторы тенге за каждый кубометр древесины, купить у него, кроме этого, лес у корня, самому его срубить. Это еще около пяти тысяч за кубометр. Таким образом, себестоимость древесины увеличится на порядок», – говорят предприниматели.

http://www.lesonline.ru/n/58B1D
Источник: Лес Он-Лайн
Просмотры: сегодня: 1, всего: 54

Выставки и конференции по рынку нефти, газа, топлива